Добавить комментарий

Аватар пользователя colors-of-flowers

Сказка о ворчливом клене

Предлагаю вниманию моих читателей сказку о старом ворчливом клене, написанную в рамках челленджа "Ключи творчества".

Ворчливый клен

В одном маленьком городе, около маленького деревянного дома жил старый и ворчливый клен. Это был совсем не тот клен, листья которого пламенеют осенью ярким желтым, оранжевым или красным цветом и который все так любят. Наш клен был ясенелистным, или, как его еще называли в честь далеких предков, американским. Листья этого клена тоже очень красивые: один листик словно разбит на пять маленьких отдельных листочков на общем черешке, поэтому даже при самом слабом ветерке все они начинали шуршать и шушукаться между собой. Но осенью просто бурели и теряли всю свою красоту.

А еще у клена были красивые семена-летучки - каждую осень они опадали, кружась и далеко разлетаясь в поисках новых земель. Среди растений много отважных путешественников, способных взломать асфальт, прорасти сквозь пни и доски, первыми заселить выжженную пожарами землю, оказаться далеко-далеко от родного дома, путешествуя с птицами и животными. Наш клен был как раз из таких завоевателей: его семена прорастали легко и дружно, молодые растения быстро росли, на месте срубленного неприятелем дерева почти моментально оказывалась непобедимая дружина новых статных побегов.

Люди этот клен не любили. Своими захватническими планами он мешал им выращивать морковку и картошку, поэтому молодые деревца тщательно выпалывали или вырезали секатором, а старые вырубали, стараясь уничтожить даже пни. Старый клен чудом выжил, примостившись на краешке сада, пока дом искал себе новых хозяев. А новые хозяева этот клен неожиданно пожалели и оставили - картошку они решили не сажать.

И все бы ничего, да уж больно скучно..

- Даже поговорить не с кем, - жаловался клен стайке майских жуков, избравших его крону своим пристанищем. - Одни яблони вокруг, да разве они поймут мятежный дух завоевателя новых земель?
- Ужжасно, - соглашались жуки, не забывая подгрызать нежные молодые листочки.

- Эй, вы, желтые! - бурчал клен одуванчикам. - какие планы?
- Скоро девчонки прибегут, - улыбались одуванчики, - венки плести будут, что-нибудь веселое расскажут, песенки споют, а потом дальше гулять в венках убегут, где оставят - будем новое поселение организовывать!

- Чем ты там занимаешься, лоза-егоза? - спрашивал клен малину.
- Не мешай, лохматый, - огрызалась малина. - Сам что ли не видишь, пол в летнем домике для гостей пробиваю, надо же новые рубежи осваивать!

- Опять ты мне спать мешаешь своими разговорами, - укоряла старая яблоня рядом. - А мне силушку надо восстанавливать, яблочки наливные выращивать. Скорее бы уже спилили тебя, бесполезного.
- Спилят, обязательно спилят, - убедительно кивала молодая яблонька с другой стороны, всю молодежь его уже повырезали, скоро и за старика возьмутся, вон уже камни какие-то под него таскают, альпийскую горку, наверное, строить - солнышко нужно будет. Теперь-то обязательно спилят!

Но клен не спилили, между камней посадили фиалки, брунеру, крокусы и барвинок. Крокусам кленовые листья не мешали, потому что крокусы цветут ранней-ранней весной, еще до появления листвы на деревьях. А остальным цветам дерево даже помогало - защищало от палящего летнего солнышка. Потом сбоку примостился маленький солнечный кустик декоративного барбариса -  и опять небольшое затенение пришлось кстати. Утреннее солнышко золотило листики барбариса, а полуденная тень не позволяла их обжечь.

А потом в доме появился маленький мальчик. И клен оказался единственным защитником от дневной жары, надежным и ласковым, шепчущим сказки, звенящим птичьим щебетом, жужжащим большими жуками, прячущим для осторожных наблюдений за соседской собакой. Старый клен гордился своей новой ролью и уже больше не ворчал от скуки и безысходной тоски.

- Вот подрастет еще немного, - важно говорил клен соседям, - и я расскажу ему о далеких странах, о диких землях и путешествиях, о завоеваниях и победах, о поисках того, возможно, единственного места, где ты будешь очень и очень нужен!